Как не ослепнуть из-за ковида

Как не ослепнуть из-за ковида

Как отражается пандемия на зрении? Масштабное исследование, проведенное в 8 европейских странах, включая Россию, показало: люди, имеющие офтальмологические проблемы, находятся в зоне повышенного риска из-за ковида. Их зрение может не просто ухудшиться, в некоторых случаях не исключена угроза и его полной потери. Причина — в резком снижении уровня контроля. Например, в нашей стране в связи с пандемией не смогли явиться на плановый прием почти половина (43%) опрошенных пациентов. А почти у четверти (22%) российских пациентов плановые приемы врача были отменены…

Среди наиболее опасных для зрения заболеваний, требующих постоянного контроля, особую настороженность врачей вызывает глаукома. Несмотря на большие прорывы в ее изучении и лечении, загадка происхождения этого таинственного недуга по-прежнему волнует представителей мировой науки.

«Каждый день пациенты задают нам вопрос о причине возникновения глаукомы, надеясь, что исключив ее, они смогут исцелиться. Но однозначного ответа у науки пока нет. — рассказала „СП“ врач-офтальмолог, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник НИИ глазных болезней Регина Полева. —  Хорошо известно, что это многофакторное заболевание. Многочисленные исследования подтвердили системные и локальные сосудистые факторы риска развития глаукомной оптической нейропатии. Например, такие как нарушение кровотока (гемодинамики), ишемия и спазм сосудов на различных уровнях (в сосудах глазного яблока, головного мозга, вертебро-базилярных), артериальная гипотония и др. Большую роль отводят нейроофтальмологическому фактору при глаукоме — речь, в частности, о соотношении внутриглазного, артериального и ликворного давления. Таким образом, учитывая, что глаукома является полиэтиологическим заболеванием, то и исследование причин ее возникновения, характера течения и лечение требует внимания не только офтальмологов, но и неврологов, кардиологов и других специалистов».

Однако несмотря на неоднозначную природу глаукомы, сегодня у офтальмологов уже есть достаточно возможностей для контроля над ней. Возможности, которые позволяют сохранить и даже значительно улучшить качество жизни пациента, дать ему главное — надежду самостоятельно видеть этот мир. В арсенале врачей — самые современные медикаментозные, лазерные, хирургические методы лечения. По словам Регины Полевой, современный протокол лечения начальных форм глаукомы предлагает лазерное лечение как приоритетное. Однако, говорит врач, «озадачивают случаи, когда проведено адекватное лечение, в том числе лазерное или хирургическое, а ожидаемый результат не достигнут. Огорчает, когда пациенты допускают несоблюдение медикаментозного режима и рекомендаций врача, или обращаются за помощью слишком поздно. Нередко пациент приходит к офтальмологу, когда один глаз уже потерян (слепота), а другой также имеет серьезные нарушения. С другой стороны, удивляют и одновременно радуют случаи, когда более десяти лет мы наблюдаем пациентов с высоким внутриглазным давлением (офтальмогипертензия), а ухудшения зрительных функций у них нет».

Нужно ли сегодня так много говорить о глаукоме, популяризировать ее? Безусловно да, — уверен и врач-офтальмолог, кандидат медицинских наук, член экспертного совета по Глаукоме Общероссийской общественной организации «Ассоциация врачей-офтальмологов» Сергей Голубев. По его словам «до сих пор примерно половина человечества убеждена, что катаракта и глаукома — это примерно одно и то же. Однако если катаракту можно удалить, и человек будет опять видеть, причем иногда даже лучше, чем до операции, то с глаукомой все значительно сложнее. Несмотря на стертость клинической картины, глаукома — это „жулик“, „вор-рецидивист“, который „ворует“ зрение человека, причем делает это весьма быстро и успешно». Дефекты зрения, которые развиваются постепенно, мешают водить автомобиль, узнавать знакомые лица, приводят к значительному повышению риска травм, в том числе таких серьезных как перелом шейки бедра.

Сегодня в мире по-прежнему высоко ценят (и используют) достижения нашей отечественной школы глаукоматологии. Считается, что в Советском Союзе была создана идеальная система диспансерного наблюдения пациентов с глаукомой (приказ Минздрава СССР 1976 года). За ее возрождение в наши дни активно выступает Ассоциация врачей-офтальмологов. А об эффективности работы наших современных врачей говорит хотя бы тот факт, что выявляемость глаукомы в России в 1,5−2 раза превышает среднеевропейский показатель. «Поскольку мы ее лучше диагностируем» — уверен Сергей Голубев. Хотя сами по себе эти цифры — конечно не повод для гордости. Пациентов с глаукомой реально много. И во всем мире примерно 15% больных с агрессивными формами глаукомы пока не реагируют ни на один из известных способов лечения. И это, увы, — дорога к слепоте.

На пресс-конференции в рамках Всемирной недели глаукомы специалисты еще раз напомнили о важности ранней диагностики этого сложного и коварного заболевания. Диагностика глаукомы — это совокупность исследования внутриглазного давления (ВГД), полей зрения, оценка диска зрительного нерва, анамнеза и факторов риска. Пациентам 40+ проверять зрение необходимо минимум 1 раз в год. Необходимость регулярного контроля возрастает, если кому-то из близких родственников уже ставился подобный диагноз (наследственность — причина развития глаукомы у 30% пациентов, особенно по женской линии). Возможный вариант — пройти генетическое тестирование на глаукому (по анализу крови).

Во-время обнаружив проблему, можно существенно замедлить патологический процесс с помощью лазерного лечения, а также регулярно применяя глазные капли, которые помогают длительно и эффективно нормализовать внутриглазное давление. Сегодня офтальмологи и глаукоматологи назначают различные лекарственные препараты для лечения глаукомы, исходя из индивидуальных особенностей ее течения. Наиболее эффективными из них считаются препараты, которые воздействуют сразу на две «мишени»: с одной стороны снижают продукцию внутриглазной жидкости, с другой — увеличивают увеосклеральный отток.

«Использование одновременно двух механизмов действия одной молекулы позволяет нам снижать ВГД и делать это достаточно эффективно. Доказанным гипотензивным эффектом обладают, прежде всего, оригинальные препараты. Дженерики не всегда соответствуют своим заявленным свойствам. В своей практике мы руководствуемся результатами многоцентровых клинических исследований, подтверждающих гипотензивную эффективность и безопасность (переносимость) каждого лекарственного препарата для лечения глаукомы», — подчеркнул Сергей Голубев.

Но нередко встречается и глаукома «низкого давления». Известно, что в Японии, например, таких пациентов — подавляющее большинство. Это тот случай, когда невысокие цифры ВГД могут ввести в заблуждение. Поэтому реальное состояние глазного нерва врачи оценивают, ориентируясь не только на внутриглазное давление. «Стратегия лечения глаукомы низкого давления более сложная, поскольку пациент нуждается в более тщательном подборе антиглаукомных капель. Хирургия при глаукоме низкого давления тоже не исключена» .

Важно

За последние 40 лет количество пациентов с глаукомой в мире увеличилось почти в два раза. В 2020 году было выявлено 3,6 млн новых случаев болезни. При этом на начальной стадии примерно половина людей не подозревает о заболевании, так как «глаукома не болит». В ходе международного опроса более двух третей (67%) российских респондентов подтвердили, что контроль глаукомы во время пандемии для них оставался таким же важным, как и до нее. Тем не менее более 30% опрошенных признали, что без врачебного контроля нарушали режим и реже использовали выписанные им антиглаукомные капли.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *